Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 10 - Детская речь

10.3.3. Содержание и форма в детской речи

Д.И. Слобин*

Назад     Наверх     Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Первое и наиболее очевидное, что приходит в голову, - это то, что язык используется для выражения представлений ребенка об окружении - физическом и социальном, и что ребенок не может начать использовать данную языковую форму как значимую, пока он не в состоя нии понять, что она значит. Следовательно, есть возможность расположить языковые формы в порядке психологической, или когнитивной, сложности выражаемых ими понятий. Например, никто не ожидает, что ребенок сможет использовать условное наклонение до того, как он научится строить утверждение, или что ребенок будет высказывать суждения относительно времени до того, как он научится указывать местоположение, и т.д. Удастся ли проследить универсальный путь языкового развития, основываясь на том, что мы знаем об универсальном ходе когнитивного развития? (Можно ли считать книгу Пиаже справочником по психолингвистическому развитию?).

В действительности, многие подобные предположения (включая и приведенные выше) подтверждаются данными. Самые первые грамматические маркеры появляющиеся в детской речи, по-видимому, выражают основные понятия, доступные сознанию ребенка. Например, если в языке существует окончание звательного падежа, оно, как правило, является одним из самых первых грамматических маркеров, появляющихся в детской речи (венгерский, сербохорватский [Микеш, 1967; Микеш, Влахович, 1966]), польский [Шугар, 1971]. Одним из первых среди семантических отношений в детской речи формально маркируется отношение глагол - объект. В языках с фиксированным порядком слов, таких как английский, это отношение маркируется рано при помощи устойчивого порядка слов. В языках, где используется падежное окончание для обозначения объекта действия (аккузатив), это окончание, как правило, возникает в речи ребенка очень рано - часто самым первым (финский [Аргофф]; латышский [Рюке-Дравиня, 1959; 1963], русский [Гвоздев, 1949; Имедадзе, 1960]), В языке луо первыми флексиями оказываются глагольные суффиксы субъекта [Блаунт, 1969]). Во всех языках, для которых мы располагаем соответствующими данными, существует ранняя форма отрицания, где негативная частица служит как бы аффиксом к простому предложению. В таких различных языках, как английский, арабский, чешский, латвийский, японский и самоа, ранние предложения типа "да-нет" формируются при помощи восходящей интонации.

Многочисленные данные такого рода подтверждают предположение о том, что первыми лингвистическими формами, используемыми в речи ребенка, являются такие, которые выражают значения, соответствующие уровню его когнитивного развития. Но в некоторых языках встречаются удивительные явления. Например, вопрос, требующий ответа "да-нет", в финском сопровождается не восходящей интонацией, а добавлением вопросительной частицы к слову, относительно которого задается вопрос, и перемещением этого слова в начало предложения. И, что также удивительно, Мелисса Бауерман в диссертации, посвященной проблеме овладения финским языком [Бауерман, 1970]), пишет, что финские дети не задают "да-нет" вопросов - во всяком случае, для них нет формального выражения. А Маргарет Омар, исследовавшая в своей диссертации овладение арабским языком детьми в Египте, сообщает, что множественное число существительного является "наиболее сложным и поздно развивающимся аспектом языковой структуры; старшие дети, участвовавшие в эксперименте, делали ошибки даже в образовании множественного числа самых знакомых существительных" [Омар, 1970, с.367]). А старшими в этом эксперименте были дети 15 лет! Причина, по-видимому, кроется в чрезвычайной трудности образования множественного числа в арабском языке. Поясняю: имеется небольшой класс правильных форм множественного числа, но большинство слов попадает в многочисленные классы, образующие множественное число нерегулярным образом. Существует еще и специальная форма двойственного числа, различие между формой множественного числа для "исчисляемых" и "собирательных" существительных (например, "деревья" как целая группа и "деревья" как совокупность отдельных деревьев); более того, числительные от 3 до 10 требуют существительного во множественном числе, а числительные от 11 и далее - формы единственного числа.

Назад     Наверх     Вперед


*  Слобин Д.И. Когнитивные предпосылки развития грамматики // Психолингвистика. - М., 1984.