Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 10 - Детская речь

10.3.6. Проверка метода: развитие локативных отношений (продолжение)

Д.И. Слобин*

Назад     Наверх     Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Рюке-Дравиня [Рюке-Дравиня, 1959, 1963] описывает такую же картину развития речи на латышском языке: сначала появляются флективные аналоги предлогов "в", "на", "из", а затем появляются сами предлоги. Автор отмечает: "Окончания, как маркеры падежей, обычно появляются раньше, чем соответствующие предлоги" (1963, с. 141); овладение предлогами происходит постепенно, сопряжено с трудностями, и даже после того, как предлоги заняли свое место в речи, латышские дети часто опускают их. На ранних стадиях развития речи у англо-говорящих детей также отмечаются пропуски предлогов, но в их распоряжении нет флексий, которые могли бы эти предлоги заменить. Первыми в речи англо-говорящих детей появляются предлоги on и in [Браун, 1973, гл.II]), затем появляется большое число других предлогов (неопубликованные данные Р. Брауна). Складывается впечатление, что в онтогенезе речи ребенка должен наступить момент, когда предлоги становятся доступными ребенку: ребенок использует предлоги для выражения хорошо освоенных локативныхотношений, а затем быстро начинает применять предложные конструкции и для выражения других отношений. Предположение о перцептивной "выпуклости", высказанное выше, подтверждается и при обращении к английскому языку. Задолго до появления предлогов в речи англо-говорящего ребенка используются локативные глагольные частицы типа on, off, down и т.п. Эти частицы, как правило, звучат в конце высказываний взрослого, обращенных к ребенку: Put the shirt on, Take your shoes off (Ср. примеры из русской разговорной речи: "Он ходит, скорее всего, около" и "Плывите все время вдоль".- Прим- перев.) и т.п. Некоторые из таких частиц часто появляются в речи как однословные высказывания [Брейн, 1963; Леопольд, 1939; Миллер, Эрвин, 1964]. То же отмечается относительно аналогичных глагольных частиц в немецком языке, типа ab, an, auf, mit и т.п. [Леопольд, 1939; Пак, 1970]). Напротив, в славянских языках глагольные частицы такого типа являются префиксами глагола (ср. "с-лететь", "на-деть" и т.п.). [Грейс, Шугар, 1971], которая провела лонгнтудинальное исследование речи польских детей, отмечает, что локативные глагольные префиксы такого типа появляются в речи ребенка одновременно с предлогами - т.е., относительно позже, по сравнению с англо-говорящими детьми. Например, предлог od со значением 'от (чего-то)' и 'из (чего-то)' появляется одновременно и как глагольная приставка (odjecha 'отъехал', odpadł 'отпал'), и как предлог (od mamy 'от мамы'). Поскольку в польском языке частицы стоят перед глаголом, они, вероятно, обладают такой же перцептивной "выпуклостью", как предлоги. Таким образом, можно прийти к выводу, что если в каком-либо языке локативные отношения выражаются при помощи флексий и постглагольных частиц (последние могут быть, по существу, послеслогами), овладение вербальным выражением локативных отношений будет облегчено. Этот вывод можно проверить, сравнивая данные, полученные на материале языков, содержащих подобные конструкции. Предварительные результаты исследования овладения локативными отношениями детьми, говорящими по-турецки [Слобин], по-фински [Аргофф], по-корейски [Пак, 1969], подтверждают сделанный вывод (все указан ные языки в данном случае подобны венгерскому). В таком случае есть основания переформулировать этот вывод, сделав индуктивное обобщение в виде универсалии онтогенеза грамматики.

 Универсалия: Пост-глагольные и пост-номинальные маркеры локативных отношений усваиваются раньше, чем пре-глагольные и пре-номинальные локативные маркеры

Для понимания предлагаемых универсалий онтогенеза речи чрезвычайно важным представляется понятие "раньше" применительно к процессам развития. Можно назвать два оперативных критерия, определяющих это понятие: 1) Если в языке существуют два способа выражения (одного и того же смысла.- Прим. перев.), то "раньше" означает, что одно из этих средств появляется в речи ребенка в боле раннем возрасте. Это может быть установлено в ходе лонгитудинального илисрезового исследования. Если языковое средство Б в психолингвистическом смысле сложнее средства А, то можно ожидать, что ребенок будет использовать в речи А или А и Б одновременно, но не Б при отсутствии А. 2) Если в языке существует единственный способ выражения данного смысла, релевантной переменной следует считать период времени, начиная с момента, когда отмечается первое намерение выразить этот смысл, но для этого не используются принятые в языке средства, вплоть до момента, когда соответствующее намерение облекается в должную языковую форму. В данном случае возможно лишь лонгитудинальное исследование. Р. Браун предложил надежный критерий для определения степени овладения языковой формой. Он считает необходимым выделить в корпусе речи ребенка контексты, в которых появление данной грамматической нормы обязательно, и устанавливав факт овладения формой по принципу "появления в нужном месте". Р. Браун полагает, что можно с достоверностью констатировать овладение грамматической морфемой в случае, если она появляется в 90% обязательных для этой морфемы контекстов. Если изучение универсалии делается в ходе межъязыкового исследования, необходимо измерять промежуток времени между появлением интенции выразить смысл, кодируемый в языке при помощи А и Б, а затем оценивать овладение формой по 90%-ому критерию Р. Брауна. В таком случае отрезок времени между появлением соответствующей коммуникативной интенции и овладением фирмой А должен быть короче, чем период от появления интенции до овладения формой Б.

Назад     Наверх     Вперед


*  Слобин Д.И. Когнитивные предпосылки развития грамматики // Психолингвистика. - М., 1984.