Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 10 - Детская речь

10.3.7.3. Четкая маркировка глубинных отношений (продолжение)

Д.И. Слобин*

Назад     Наверх     Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

В речи на индоевропейских языках поздно развиваются формы пассива, который во многих; языках, как правило, требует серии морфологических изменений, а также изменений в порядке слов. Напротив, формы пассива в арабском рано усваиваются египетскими детьми [Омар, 1907]), так как пассив в данном случае образуется прибавлением префикса it- к форме прошедшего времени глагола, при этом слово со значением агента опускается, а глубинный объект действия ставится в начальную позицию. Хотя, как мы видим, индоевропейский и арабский пассив различаются по ряду факторов, четкое маркирование пассива при помощи единственного префикса, по-видимому, является одной из причин, обусловливающих раннее овладение этой формой детьми-арабами.

Шугар сообщает следующие данные об онтогенезе речи польских детей, подтверждающие роль перцептивной "выпуклости" в развитии системы флексий: "Появляются следующие оппозиции: ед. число--множ, число существительных, глаголов и местоимений первое - второе лицо ед. числа в глагольных окончаниях; номинативный - аккузативный падежи для существительных женского рода; мужской - женский род для местоимений и для глагольных окончаний. Большинство названных противопоставлений, очевидно, развивается в связи с овладением новым акустическим материалом, а именно акустически четкой дифференциацией а /и/ /е/".

  Универсалия Д2: Имеется тенденция избегать марки--ровки семантической категории при помощи Ø ("нулевой морфемы") . Если некоторая категория иногда маркируется Ø, а иногда другой - выраженной - фонологической формой, последняя на определенной стадии заменяет Ø

Здесь необходимо провести различие между, маркированными . и немаркированными категориями [Гринберг, 1966]). Дети не стремятся употреблять флексию для маркирования именительного падежа в славянских языках, хотя теоретически такая сверхгенерализация возможна Маленькие дети, говорящие погарглийски, охотно пропускают флексию третьего лица ед. числа глагола (это категория, которая обычно не маркируется в языках мира), но при этом имеет место сверхгенерализация форм множ числа существительных (например, slieeps вместо sheep 'овцы') и прошедшего времени глагола (например, cutted вместо cut 'отрезал') во всех возможных случаях.

В русском языке винительный падеж единственного числа маркируется Ø для неодушевленных существительных мужского рода и существительных среднего рода. Русские дети вначале маркируют эти существительные, пользуясь акустически четкой морфемой -у, принятой в языке для существительных женского рода [Гвоздев, 1949; Павлова, 1924; Слобин, 1966а, 1968; Захарова, 1958]. Аналогично обстоит дело с развитием речи детей на сербохорватском языке [Микеш, Влахович, 1966; Павлович, 1920]).

Назад     Наверх     Вперед


*  Слобин Д.И. Когнитивные предпосылки развития грамматики // Психолингвистика. - М., 1984.