Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 11 - Внутренний лексикон и его органзиция

11.1.1. Опыт экспериментального исследования процесса формирования значения

Н.В. Уфимцева *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Предметом нашего исследования является значение слова, понимаемое как "субъективное содержание знакового образа". На первых этапах овладения словом оно, как пишет А.А. Леонтьев [Леонтьев, 1976], "совпадая со "взрослым" словом по отнесенности к данному конкретному предмету, отличается от него по отнесенности к социальной действительности /по идеальному содержанию/ и, что особенно важно для нас, по субъективному содержанию". И далее, "то, что Л.С.Выготский называл "развитием понятий"...- это и есть развитие идеального содержания знаков через развитие их субъективного содержания на основе все более полного овладения объективным содержанием" /там же; разрядка автора/. Структура значения слова, утверждает А.А.Леонтьев, оказывается на разных возрастных этапах различной даже при внешнем тождестве семантической стороны слова, то есть тождестве употребления слова. В чем заключается это различие и как развивается структура значения слова мы попытаемся выяснить в нашем исследовании.

Отдавая себе отчет в сложности и многогранности исследуемого феномена, мы попытались организовать наше экспериментальное исследование так, чтобы оно носило комплексный характер. Были выбраны три самостоятельные методики, широко используемые в психолингвистических исследованиях: 1) ассоциативный эксперимент, 2) эксперимент по объяснению значения /субъективного содержания/ слов, З) эксперимент на группировку слов по общности их значения /субъективного содержания/. В настоящей работе мы остановимся лишь на результатах ассоциативного эксперимента. Подробно все исследование описано в готовящейся к изданию книге "Психолингвистические проблемы семантики".

Вряд ли необходимо обоснование возможности использования ассоциативного эксперимента при изучения значения, понимаемого как субъективное содержание знакового образа, поскольку, как показал А.А. Леонтьев [Леонтьев, 1971], "психологическая структура значения определяется системой соотнесенности и противопоставления слов в процессе их употребления, в деятельности". Система же соотнесенности и противопоставления слов - это и есть система ассоциативных связей слов.

Мы использовали следующую модификацию ассоциативного эксперимента: слово-стимул предъявлялось испытуемому на слух и повторялось три раза в течение 15 секунд с интервалом в 6 секунд, чтобы избежать возможности ассоциации не на сам стимул, а на реакцию. Испытуемые получали инструкцию записать на специальных бланках столько слов-реакций, сколько они успеют. Перед началом эксперимента давалось несколько установочных слов-стимулов, не входивших в список. Испытуемыми были ученики 2,5,8 и 10 классов СШ № 29 Ленинского района г.Москвы в возрасте от 8 до 15 лет. родной язык - русский. Всего было опрошено 120 человек, по 30 в каждом классе (I5 мальчиков и 15 девочек). В 5,8,10 классах эксперимент проводился сразу со всем классом, а во 2-м классе - методом индивидуального опроса /ответы экспериментатор записывал сам/.

Список слов-стимулов включал существительные, глаголы и прилагательные - всего 29 слов. Исходя из общей задачи исследования, мы решили включить в список слова, образующие некоторую тематическую группу, то есть обладающие некоторым общим элементом значения. Так, было взято 10 существительных с общим значением 'человек': человек, ребенок, мальчик, девочка, юноша, девушка, мужчина, женщина, старик, старуха; 9 прилагательных c общим значением 'размер': большой, маленький, крошечный, небольшой, средний, здоровый, огромный, громадный, крупный; 10 глаголов движения: плыть, ехать, бежать, идти, ползти, нести, вести, лезть, везти, летать. Включение в список слов различных грамматических категорий должно позволить нам выявить сходство или различие в процессе развития их значения. Следует указать, что используемая нами тематическая группа прилагательных заимствована из частотного словаря адьективов в речи ребенка [Захарова, 1975]. Для каждого слова-стимула было получено 8 списков слов-реакций; анализ результатов велся отдельно для каждой возрастно-половой группы. Всего было проанализирована 6483 реакция.

Первые результаты касаются возрастных изменений в количестве ассоциаций и свидетельствуют о том, что число реакций по-разному растет у мальчиков и у девочек /см. Рис.1. Графики на рис.1-7 построены по усредненным данным/. По количеству ассоциативных ответов у девочек мы можем выделить два периода интенсивного роста - период между 2 и 5 классами и между 8 и 10, и период замедленного роста - между 5 и 8 классами. У мальчиков периодом интенсивного роста числа ассоциативных реакций является весь период между 2 и 8 классами, а период очень медленного роста приходится на интервал между 8 и 10 классами. В зависимости от того, является ли стимулом существительное, глагол или прилагательное, эти основные тенденции несколько видоизменяются, но главные тенденции сохраняются и тогда, когда мы переходим к рассмотрению количества разных реакций в ответах испытуемых /см. рис.2,3/.

Уровень стереотипности реакций у девочек несколько ниже, чем у мальчиков. При этом разница в уровне стреотипности ответов зависит не только от пола и возраста испытуемых, но и от принадлежности стимула к той или иной грамматической категории. С увеличением возраста испытуемых уменьшается стереотипность реакций, что согласуется с данными, полученными А.А. Залевской [Залевская, 1979] для взрослых носителей русского языка, для которых характерен низкий уровень стереотипности реакций.

На втором этапе количественной обработки данных было установлено соотношение числа парадигматических и синтагматических реакций. Оценка по этому параметру необходима нам, чтобы сравнить полученные результаты с имеющимися показателями для других языков. Одним из основных отличий ассоциативных реакций детей от реакций взрослых носителей языка исследователи признают преобладание синтагматических реакций над парадигматическими в ответах детей и увеличение числа парадигматических реакций у детей по мере взросления. Необходимо сразу оговориться, что основная масса данных по детским ассоциациям собрана на материале английского языка /и его американского варианта/.

Полученные нами результаты свидетельствуют о коренном отличии структуры ассоциативных реакций носителей русского языка по параметру синтагматика /парадигматика от результатов, полученных на материале английского и французского языков. Как отмечают Д. Палермо [Палермо, 1966], Дв. Диз [Deese, 1965] и другие исследователи, большинство ассоциативных реакций взрослых носителей английского языка принадлежит к той же части речи, что и стимул. По данным Дх.Диза, парадигматическими являются 78,6% всех реакций на стимул-существительное, 51,9% - на стимул-глагол, 51,1% - на стимул-прилагательное, 27,2% - на стимул-наречие. При этом высокочастотные прилагательные дают высокий % парадигматических ответов, а для низкочастотных характерно преобладание синтагматических ответов.

Назад    Наверх    Вперед


* Языковое сознание: формирование и функционирование. // Под ред. Уфимцевой Н.В. М.: РАН, Институт языкознания, 1998, 256 с.