Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 11 - Внутренний лексикон и его органзиция

11.1.1. Опыт экспериментального исследования процесса формирования значения (продолжение)

Н.В. Уфимцева *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Подсчеты, выполненные нами по материалам Словаря ассоциативных норм русского языка [Словарь, 1977], показывают, что у носителей русского языка на долю парадигматических реакций приходится 30,5% всех ассоциаций, а на долю синтагматических - 69,5% /эти показатели получены на основе пяти наиболее частотных реакций на каждый стимул для сопоставления с имеющимися результатами для английского языка/. При этом в случаях, когда в качестве стимула выступает существительное, 41% реакций являются парадигматическими и 59%-синтегматическими; для стимулов-глаголов парадигматические реакции составляют 18,7%, синтагматические - 81,3%, а на стимул-прилагательное 30,5% реакций являются парадигматическими, 69,5% - синтагматическими. Что же касается результатов, полученных в нашем эксперименте и рассчитанных по первой по частоте реакции, то тут картина следующая: во 2 классе и у мальчиков, и у девочек преобладают парадигматические реакции, они же являются преобладающими и в 5 классе, но к 8 классу число их резко падает, а к 10 классу опять увеличивается, причем у девочек более существенно /см. табл. и рис.4/. Соответственно, количество синтагматических реакций минимально во 2 классе, максимума достигает к 8 классу, а к 10 классу число их опять уменьшается. Такова основная тенденция, однако она по-разному реализуется в зависимости от того, выступает ли в качестве стимула существительное, глагол или прилагательное /см. табл. и рис.5-7/.

Наиболее значимые изменения основной тенденции мы имеем, когда в качестве стимула выступает существительное /см. рис.7/. Кроме того, необходимо отметить, что данные о соотношении парадигматических и синтагматических реакций, полученные для мальчиков-десятиклассников, практически совпадают с данными, вычисленными нами на материале "Словаря ассоциативных норм русского языка", данные же для девочек того же класса значительно с ними расходятся.

Итак, приведенные нами факты убедительно свидетельствуют, что соотношение парадигматических и синтагматических реакций в ответах русских детей носит более сложный характер и не подчиняется закономерности, выведенной на материале английского языка. Для русского языка типичным оказывается преобладание парадигматических реакций в ответах детей по сравнению с реакциями взрослых и увеличение числа синтагматических реакций по мере взросления.

На не универсальный характер увеличения с возрастом числа парадигматических реакций указывают и результаты, полученные в последнее время рядом авторов. Так, Л. Маршалова [Marsalova, 1974] выявила преобладание синтагматических реакций у школьников-словаков во всех классах; А.И. Титова [Титова, 1973] отмечает, что 77% всех ассоциативных ответов восьмиклассников белорусоов являются синтагматическими. Исследование, проведенное на материале армянского языка Г.Р.Канецяя /I973/, показало, что 6-7-летние армянские дети в свободном ассоциативном эксперименте дают следующее соотношение парадигматических и синтагматических реакций: на стимул-существительное - 80,2% парадигматических реакций, на стимул-глагол -68,5%, на стимул-прилагательное - 46,2% парадигматических реакций. А данные, полученные К. Кашу [Kachu, 1972] в эксперименте с японскими детьми в возрасте от 4 до 9 лет, свидетельствуют о том, что число парадигматических реакций на стимул-существительное и стимул-прилагательное увеличивается с возрастом. Для реакций на стимулы, принадлежащие к другим частям речи, характерно преобладание синтагматических реакций, число которых с возрастом увеличивалось. См. также обсуждение проблемы соотношения парадигматических и синтагматических реакций в работе: [Залевская, 1979]. Все эти данные позволяют нам сделать вывод, что на соотношение парадигматических/синтагматических реакций наряду с принадлежностью слова-стимула к той или мной части речи влияет синтаксическая структура языка испытуемых, то есть конкретный набор признаков той или иной части речи в данном конкретном языке.

Переходя к качественной интерпретации полученных данных, следует прежде всего указать, что в психологической и психолингвистической литературе существуют многочисленные попытка построить универсальную классификацию ассоциативных реакций /см. подробный разбор и оценку этих классификаций в работах: [Залевская, 1978], [Шахнорович, 1976]. Однако ни одна из них не удовлетворяет целям нашего исследования. Попытка группировки ассоциативных реакций, предпринятая в нашей работе, нацелена прежде всего на то, чтобы уловить динамику развития структуры ассоциаций в зависимости от возраста испытуемого и от части речи, к которой принадлежит слово-стимул. Стимул и реакция рассматриваются в соотношении друг с другом, слово-реакция рассматривается как функция от стимула.

Назад    Наверх    Вперед


* Языковое сознание: формирование и функционирование. // Под ред. Уфимцевой Н.В. М.: РАН, Институт языкознания, 1998, 256 с.