Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 11 - Внутренний лексикон и его органзиция

11.1. Опыт экспериментального исследования процесса формирования значения (продолжение)

Н.В. Уфимцева *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Для стимулов-глаголов была предложена группировка реакций, значительно отличающаяся от группировки реакций на стимулы-существительные и прилагательные:

1. Парадигматические реакции (ПОЛЗТИ - идти, нести, бежать).

2. Синтагматические реакции подразделяются на пять подгрупп:

а) характеристика действия как процесса (ИДТИ - шагом, быстро);

б) объект действия - прямой или косвенный (ВЕЗТИ - книги; ПОЛЗТИ - окоп);

в) результат-причина-следствие действия (БЕЖАТЬ - страх, угроза);

г) субъект действия (ЛЕЗТЬ - я, ПОЛЗТИ - гусеница);

д) существительные, антонимичные или синонимичные по значению глаголу (ЕХАТЬ - пешеход, ВЕЗТИ - удача);

3. Ниминатор-операторные реакции (ИДТИ - идет, идешь, идут, пойдешь);

4. Ономатопейические реакции (ПОЛЗТИ - мести; ЛЕЗТЬ - есть, месть).

Прежде, чем перейти к обсуждению подученных в эксперименте результатов, еще раз подчеркнем, что объектом нашего исследования является субъективное содержание знакового образа. Однако какие стороны значения актуализуются в ассоциативном эксперименте? По мнению А.А. Леонтьева [Леонтьев, 1976], в различных типах ассоциативных реакций актуализуются различные стороны значения, в частности, в синтагматических ассоциациях - коммуникативные операции, а в парадигматических - различные характеристики субъективного содержания.

Кроме того, необходимо учитывать, что исходные слова-стимулы по-разному соотнесены с реальной действительностью. Так, имена существительные, по мнению А.А. Леонтьева [Леонтьев, 1976, c.53], "непосредственно соотнесены с реальными предметами и явлениями ..., когнитивно ориентированы", а глаголы (выступающие как психолингвистические предикаты), "четко ориентирована на коммуникативное употребление". Как эта разница отразилась на структуре ассоциаций, полученных в нашем эксперименте?

Анализируя полученные нами результаты, мы можем сделать следующие предположения относительно развития структуры значения имени существительного. В первом обследованном нами возрасте (особенно у девочек) идет освоение словообразовательного гнезда, связей внутри словообразовательной парадигмы, поскольку ведущей стратегией в ассоциативном эксперименте в этом возрасте является реагирование однокоренным словом. Кроме того, идет освоение связей внутри исходного семантического поля (ср. реакции типа МУЖЧИНА - женщина; СТАРИК - старуха). Одновременно (особенно у мальчиков) присутствует и стратегия приписывания стимулу определенных признаков, в основном эмоционально окрашенных (ЧЕЛОВЕК - умный, сильный; МУЖЧИНА - добрый, сильный), но набор этих признаков еще очень невелик, и, наконец, довольно значительную роль играет стратегия подбора синонимов к слову-стимулу, хотя набор синонимов еще очень ограничен. В этой СВЯЗИ представляет интерес высказывание М.Р. Львова [Львов, 1976, c.51] о развитии речи младших школьников: "Школьники часто затрудняются в выделении признаков, а особенно, существенных признаков предметов, явлений, действий... дети усваивают слово, не наполнив его содержанием". Этим, видимо, и объясняется небольшое количество прилагательных и слов-синонимов в реакциях второклассников.

У восьмиклассников абсолютно доминирующими являются реакции атрибутивного типа(РЕБЕНОК - детство, коляска, мяч, маленький, беспомощный, больной, крошечный; МУЖЧИНА - борода, галстук, мужество, трусливый). А его означает, что члены исходного семантического поля по мере накопления нашими испытуемыми опыта относительно реальной действительности вступают во все более сложные связи с другими единицами формирующейся системы семантических связей.

В реакциях десятиклассников наряду с атрибутивными вновь появляются реакция-синонимы, но теперь уже синонимы - социальные роли, значительно более разнообразные, чем у пятиклассников.

Назад    Наверх    Вперед


* Языковое сознание: формирование и функционирование. // Под ред. Уфимцевой Н.В. М.: РАН, Институт языкознания, 1998, 256 с.