Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 11 - Внутренний лексикон и его органзиция

11.2.1. О комплексном подходе к исследованию закономерностей функционирования языкового механизма человека (окончание)

А.А. Залевская *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Феномен параллельного хранения и одновременного учета говорящим или слушающим индивидом многообразия увязываемой со словом энциклопедической и языковой информации может получить объяснение с позиций трех в значительной мере согласующихся между собой подходов.

Прежде всего представляется полезным опираться на сформулированый В.Н. Пушкиным [Пушкин, 1971, с.41] принцип двойной регуляции познания объективной действительности. Суть этого принципа, выполняющего, по мнению автора, весьма важную биологическую роль на разных уровнях развития живых существ, состоит в том, что наряду с вычленением некоторого объекта, который становится центром внимания, одновременно продолжают отражаться и признаки предметов, составляющие фон.

Можно полагать, что взаимодействие признаков, на которых фокусируется внимание, и признаков, создающих фон отражаемого, основывается на принципе сочетания осознаваемой и неосознаваемой психической деятельности, что составляет суть второго из возможных под-ходов к объяснению рассматриваемого феномена. То, на чем фокусируется внимание, попадает на "табло сознания", то есть объективируется посредством слова, в то время как составляющие фон связи учитываются на подсознательном уровне и могут в случае необходимости быть объективированными через перенесение фокуса или изменение "угла зрения". Весьма показательными в этом отношении являются условия овладения вторым /иностранным/ языком: на начальном этапе обучения правильность оперирования словом обеспечивается объективацией всего комплекса специфичных для последнего лексико-грамматических характеристик, однако необходимость в этом отпадает по мере освоения слова благодаря переносу учета этих характеристик в сферу подсознательного.

Опора на второй из названных подходов основывается на признании того, что "... каждую /в пределе/ форму осознаваемой психической деятельности следует рассматривать как уходящую своими корнями в "бессознательное", как детерминированную не только в ее элементарных, но и - что особенно важно - в наиболее сложных семантических, смысловых отношениях не только осознаваемым, но и неосознаваемым образом" [Бассин, 1979, c.86] /разрядка авторов/. При этом с позиций теории установки, разработанной Д.Н. Узнадзе, "неосознаваемая психическая деятельность - это агент подлинно вездесущий. Она всегда скрытым образом вмешивается как предпосылка, как необходимое условие, как подготовляющий и регулирующий фактор в становлении любой психической деятельности осознаваемого типа, наиболее элементарной и наиболее сложной" [Бассин, 1979, c.86-87].

В качестве третьего подхода к объяснению феномена одновременного учета комплекса значимых характеристик слова можно использовать голографическую гипотезу хранения и считывания информации.

Уточним, что голограмма характеризуется следующими основными свойствами:

1) получаемое с помощью голограммы изображение трехмерно и его можно наблюдать с разных сторон;

2) любая часть голограммы позволяет воспроизвести практически всю картину;

3) на одну и ту же голограмму можно записать несколько изображений, а затем воспроизводить их по отдельности.

Эти особенности голограммы /более подробно о них см., напр., [Кольер, 1973] позволяют обсуждать вопрос о применении голографической гипотезы к рассмотрению проблем, связанных с исследованием восприятия, памяти и т.п., ср. обсуждение возможностей применения этой гипотезы к анализу различных аспектов деятельности мозга в работах К. Прибрама [Прибрам, 1975]. Однако следует при этом учитывать мнение М. Арбиба [Арбиб, 1976, c.266-267], что "нейронная голография будет служить полезной метафорой при условии, конечно, что мы не поддадимся соблазну и не будем понимать ее слишком буквально" и что вытекающие из голографической гипотезы представления "должны служить антиподом тех основанных на пословном запоминании представлений о памяти, которые навеяны нам цифровыми вычислительными машинами или лингвистическими возможностями человека".

Следует подчеркнуть, что именно "лингвистические возможности" человека могут быть успешно объяснены с позиций нейронной голографии. Голографическая гипотеза хранения и считывания информации позволяет также пролить свет на механизмы включения слова, как двуплановой единицы в многомерную систему связей. Не имея возможности более подробно останавливаться здесь на этих вопросах, ограничимся общим заключением, что комплексный подход с опорой на данные ряда наук значительно расширяет возможности изучения глубинных закономерностей функционирования языкового механизма человека.

Назад    Наверх    Вперед


* Залевская А.А. Проблемы организации внутреннего лексикона человека. Калинин, 1977.