Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 11 - Внутренний лексикон и его органзиция

11.3.1. Организация словаря человека по данным афазии (окончание)

Т.В. Ахутина *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

V. Имеет ли место по данным афазии особая предикатная организация словаря? В афазиологии давно описаны два основных вида изменения словаря спонтанной речи больных. Первый вид возникает при поражении задних /височных и теменно-височных/ отделов мозга и характеризуется выпадением конкретных номинаций /см., напр., [Лурия, 1947; Лурия, 1969; Цветкова, 1972a]/. Как показывают лингво-статистические исследования, у этих больных "отмечается уменьшение доли существительных при резком росте доли наречий, местоимений, вводных слов и частиц и при отсутствии изменений доли глагола" [Ахутина, 1975, c.102]; см. также [Fillenbaum, 1968; Wepman, 1956]. Второй вид изменений наблюдается у больных с поражениями передних /задне-лобных/ областей мозга; для него характерно выпадение слов, несущих грамматическую функцию. У больных отмечается снижение доли предлогов, местоимений, в грубых случаях - глаголов при гиперупотреблении имен существительных [Ахутина, 1975, c.103; Fillenbaum, 1968]. Мы предполагаем, что наличие двух основных видов изменений словарного состава спонтанной речи у больных с афазией обусловлено существованием двух ходов в словарь: первый обслуживает номинацию, в том числе внеконтекстную, второй - предикацию, проявляющуюся вовсе как грамматическая организация. Первый вход можно назвать парадигматическим, он предполагает актуализацию парадигматических связей слов; другой можно было бы назвать синтагматическим. Таким образом, отмечаемый современными исследователями факт диссоциации сохранности парадигматических и синтагматических связей слова [Лурия, 1947; Лурия, 1975; Лурия, 1979; Цветкова, 1978; Goodglaas, 1958; Fillenbaum, 1961; Jakobson, 1956, 1964; Parisi, 1970] свидетельствует о наличии как парадигматической, так и синтагматической организации словаря, последнюю из которых предсказывает предикатная гипотеза Дж. Миллера.

Подводя итоги предпринятого нами рассмотрения шести гипотез организации внутреннего лексикона человека, можно сделать заключение, что все шесть соответствующих принципов организации представлены в механизме языковой способности человека. Однако одни из них занимают периферическое место, другие - центральное. Так, принцип частоты следования характерен для удержания рядовой речи, хорошо упроченных стереотипов. Принцип сонаименования "работает" на определенном этапе развития значения слова. Возможно, что в несколько измененном виде он реализуется и на более поздних этапах в случаях, когда системные связи слов утрачиваются и сохраняется лишь их отнесенность к определенной предметной области. Напр., от значений слов "вольт", "ампер", "ом" может остаться лишь представление, что все они обозначают какие-то параметры электрического тока.

Свою реальность обнаружил и "образный" принцип. Очевидно, вслед за Paivio [Paivio, 1971] необходимо предположить, что существует как образное, так и вербальное кодирование значения слова. Первое раньше возникает в онтогенезе; вполне возможно, что оно опирается на работу обоих полушарий головного мозга (об этом говорит факт понимания больными с рассеченным мозгом конкретных слов - имен существительных, предъявлявших правому полушарию; см.: [Gassaniga, 1965; Zaidel, 1976]. Принципиально те же данные получены в эксперименте c нормальными испытуемыми (Ellis and Sophered, 1974). Второй тип кодирования, формирующийся позднее, возникает на основе системных связей [Выготский, 1956; Лурия, 1975, 1979]. Он опирается на работу только левого полушария; есть предположения, что это связано с тем, что левое полушарие в отличие от правого имеет на только аналоговый, но и комбинаторный принцип работа [Bever, 1976; Zaidel, 1978]. Вербальное кодирование, можно думать, осуществляется по принципу семантических маркеров /включающему графы по типу иерархических деревьев/. Наконец, в словаре представлены как парадигматические, так и синтагматические связи слов, и, соответственно, предикатный принцип организации словаря также имеет место.

Таким образом, наш анализ показывает разнообразие способов записи значений слов, но так же разнообразны и способы записи формы слова. Как свидетельствуют данные афазии, слово представлено как моторная энграмма /ее распад или трудности актуализации характерны для афферентной и афферентной моторных афазий/, как акустическая энграмма /ее распад или трудности актуализация и удержания характерны для сенсорной и акустико-мнестической афазий/; отдельные слова у лиц с упроченным навыкам чтения представлены и как зрительные энграммы, не требующие опосредования моторными или акустическими энграммами при поиске значения [Зинченко, 1980; Лурия, 1947, Лурия, 1969, Лурия, 1975; Warrington, 1980]. Такая сложная еще не полно раскрытая организация словаря и обеспечивает его гибкость и эффективность при решении различных речевых задач.

Назад    Наверх    Вперед


* Ахутина Т.В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. М., 1989.