Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 13 - Нарушения речи при локальных поражениях мозга

13.3. Современный подход к афазии Вернике (столетний путь "афазического симптомокомплекса") (продолжение)

А.Р. Лурия*

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Сенсорная афазия вводится в круг таких явлений, как предметная агнозия, описанная несколько позже Лиссауэром, с той только разницей, что здесь речь идет о слуховом анализе фонематической системы языка, в то время как там - о зрительном (или оптико-моторном) анализе предметного мира.

Уточнение места афазий в общем комплексе нарушения высших корковых функций уже является существенным шагом и вносит известный порядок в систему наших клинических и нейропсихологических представлений.

Однако этот шаг ведет и к ряду других последствий, которые могут иметь существенное значение для дальнейшей дифференцировки различных форм "сенсорных" нарушений речи, которые можно наблюдать при разных по локализации поражениях височных отделов левого полушария.

Через несколько лет после публикации Вернике упомянутый выше Лиссауэр, поставивший перед собой задачу тщательного описания оптикогностических расстройств, возникавших при поражениях затылочных (точнее, теменно-височно-затылочных) отделов мозга, описал два основных варианта оптической агнозии, один из которых был обозначен им как

  • апперцептивная, другой как

  • ассоциативная форма оптической агнозии.

Мы не будем критиковать те концепции, в системе которых были выделены эти два термина: они полностью соответствуют системе понятий, сложившихся в ассоцианистской психологии XIX в. и в психологических концепциях Вундта. Существенное заключалось в том, что за описанием этих двух форм оптической агнозии скрывалась известная клиническая реальность. И эти попытки сохраняли ту диссоциацию адекватной эмпирии и недостаточной теории, о которой мы уже говорили выше.

Лиссауэр понимал апперцептивную форму оптической агнозии, как нарушение зрительного восприятия, возникавшее в результате того, что больные не могли осуществлять первичный синтез отдельных зрительно воспринимаемых признаков и превратить их в восприятие одного целостного предмета. При этой форме больной, рассматривающий предмет или его изображение, воспринимал лишь его изолированные детали, оказываясь не в состоянии сложить их в единое целое, и заменял этот нарушенный. оптический синтез фрагментарными догадками (случай, когда, рассматривая изображение велосипеда, больной говорил: "круг... и еще круг... и какие-то палки... наверное очки?", относится именно к этой группе). Описание этой формы оптической агнозии оставалось в силе в течение всех последующих десятилетий. И лишь через два поколения после выделения этого синдрома Лиссауэром такие исследователи, как Денни-Браун, Зангвилл и др., сделали попытки трактовать это нарушение как явление своеобразного зрительного "аморфосинтеза".

От этой формы оптической агнозии существенно отличалась другая, названная Лиссауэром ассоциативной формой оптической агнозии. "Для этой формы был характерен тот факт, что первичный синтез отдельных зрительно воспринимаемых признаков оставался сохранным, и больной мог не только описать, но и достаточно точно нарисовать предъявленное ему изображение. Основной дефект проявлялся здесь в другом звене: адекватно описав изображение, больной с такой формой зрительных расстройств оказывался не в состоянии узнать его, и именно это заставляло автора думать, что в данном случае имеет место значительно более сложное явление - нарушение "ассоциаций", связывающих зрительное восприятие изображения с его значением.

Мы не будем и здесь вдаваться в критический анализ тех теоретических понятий, в которые Лиссауэр пытался уложить наблюдаемые явления. И здесь факты, описанные клинической эмпирией, оказывались бесспорными, в то время как их теоретическое осмысление было еще недостаточно адекватным, а лежащие в их основе физиологические механизмы неясными.

Выделение двух упомянутых форм оптической агнозии указывает на тот существенный факт, что процесс зрительного восприятия может нарушаться в разных звеньях, что и открывает путь для дальнейшего тщательного и дифференцированного анализа нарушений сложных форм перцепторного акта.

Анализ основных форм оптической агнозии, проведенный Лиссауэром, дает все основания думать, что нечто подобное может быть найдено и при исследовании сенсорной афазии.

Действительно, тщательные клинические наблюдения установили, что и нарушения восприятия звуковой речи, возникающие при поражениях височных отделов левого полушария, могут принимать различные формы, нарушая процесс восприятия речи в разных звеньях. На этот факт многократно указывали и классики неврологии, описывавшие эти формы нарушения понимания речи в различных (чаще всего - в наивных психоморфологических) терминах.

Основная, теперь хорошо изученная форма сенсорной афазий, как уже было сказано выше, проявляется в нарушении фонематического слуха; в результате именно такого нарушения больной теряет основные фонематические противопоставления и оказывается не в состоянии различить близкие (коррелирующие или оппозиционные) фонемы; он не может различить и правильно повторить такие звуки, как "б" и "п", "д" и "т", смешивая их при письме; слово "колос" звучит для него не то как "голос", не то как " холост", и вполне естественно, что возможность понять значение такого фонематически размытого слава грубо нарушено. В данном случае в основе "отчуждения смысла слова" лежит распад фонематического строя речи, именно это приближает данную форму речевых расстройств к первому варианту оптической агнозии, описанной Лиссауэром.

Назад    Наверх    Вперед


* Лурия А.Р. - (МРУ, факультет психологии)