Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 5 - Локализация мозговых функций

5.1. История изучения локализации высших псизических функций человека

Т.В. Черниговская *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Вопросы мозговой организации слухоречевых функций как основы коммуникации и познания человеком свойств внешнего мира и самого себя на протяжении многих столетий находятся в центре внимания представителей разных наук. Долгие годы господствующими взглядами на явления связи языка и познания являлись те, которые рассматривали последние как неразложимые свойства психики без какой бы то ни было привязки этих свойств к материальному субстрату мозга. Тем не менее, попытки найти материальный субстрат мозга начали предприниматься еще до новой эры в трудах восточных и европейских философов. Попытки найти “мозговой орган языка” предпринимались крупнейшими учеными, начиная с Декарта: его находили в разных мозговых образованиях – от шишковидной железы до мозолистого тела. Тем не менее, идея сопоставления различных проявлений мыслительной и языковой деятельности с конкретными зонами головного мозга объединяла большинство исследователей.

Наиболее полное воплощение идея локализации психических функций в относительных участках мозга получила у крупнейшего анатома своего времени, Галля, впервые оценившего роль серого вещества больших полушарий. Ему принадлежит заслуга составления карты локализации психических способностей. Он первый рассматривал головной мозг как систему функций. Галль указывал, что психическая деятельность связана с определенной группой мозговых клеток. Он впервые стал рассматривать кору больших полушарий как важнейшую часть мозга, участвующую в обеспечении психической деятельности. Идеи Галля о “мозговых центрах” оказали огромное влияние на развитие науки о мозге (позднее они стали проявляться в виде психоморфологических представлений локализационизма).

Естественно, что у этого направления были противники, считавшие, что мозг является единым органом, и части его равнозначны. Эти цели предвосхитили динамические концепции мозговой деятельности.

Следует отметить, что исторически предпочтительность “динамических” и “локализационистских” представлений чередовались, что было вызвано развитием науки и накоплением новых, получаемых иными методами данных. Так, например, локализация функций получила новый импульс с развитием анатомических и физиологических исследований и поступающим из медицины клиническим материалом, полученным на больных с очаговыми поражениями головного мозга.

Решающую роль в развитии представлений о мозговой организации психической деятельности сыграли труды И.М. Сеченова и И.П. Павлова, указавшие на рефлекторную основу психических процессов. Эти идеи позволили на новом уровне подойти к изучению мозговой деятельности человека и животных, исходя из понимания функции как совокупности временных связей. Кора головного мозга стала рассматриваться как субстрат анализа и синтеза раздражителя и образования временных связей. Труды И.М. Сеченова и И.П. Павлова положили начало новым представлениям о динамической локализации функций в коре головного мозга. По определению А.Р. Лурии “Высшие психические функции человека с точки зрения современной психологии представляют собой сложные рефлекторные процессы, - социальные по своему происхождению, опосредованные по своему строению и сознательные, произвольные по способу своего функционирования” [Лурия, 1962, с.29].

Развитию представлений о высших психических функциях человека посвящены основополагающие труды виднейших отечественных ученых: И.П. Павлова, И.М. Сеченова, В.М. Бехтерева, П.К. Анохина, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.А. Ухтомского, А.Р. Лурии и многих других. Идеи динамической, системной организации корковых функций оказали определяющее влияние как на развитие физиологической науки, так и на развитие психологии и одной из ее важнейших частей – нейропсихиологии.

Назад    Наверх    Вперед


* По материалам лекций Т.В. Черниговской, читаемых в Санкт-Петербургском Государственном Университете, Европейском Университете в Санкт-Петербурге и Международном Университете Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга.