Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 5 - Локализация мозговых функций

5.2. Нейропсихиологические и нейрофизиологические методы исследования локализации (окончание)

Т.В. Черниговская *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Огромен накопленный к данному моменту фактический материал, полученный на разных моделях:

  • на больных с расщепленным мозгом,

  • на больных с очаговой патологией,

  • на психически больных, проходящих различные курсы терапии (биологические и фармокологические).

Наконец, с появлением неинвазивных методов исследования получена масса эмпирических данных о мозге здравого человека: правшей и левшей, взрослых разных возрастов и полов и детей вплоть до новорожденных и исследованных в пренатальном периоде. Концепций, описывающих и систематизирующих эмпирические данные, также известно немало. Следует, однако, признать, что, к сожалению, убедительных преимуществ перед другими ни у одной из них нет.

В целом, возможности полушарий сводят к дихотомиям такого рода:

  • левое полушарие / правое полушарие,

  • вербальное / невербальное,

  • зрительно-дискретное / пространственное,

  • абстрактное непрерывное / гештальное рациональное конкретное,

  • аналитическое / интуитивное,

  • метафорическое / сукцессивное,

  • холистическое / симультанное.

Этот список мог бы быть продолжен или напротив – сокращен, как это и делается разными авторами. Тем не менее, открытыми остаются самые кардинальные вопросы:

  1. Почему речь все-таки главным образом латерализована в левом полушарии?

  2. Доминирует ли в поведении левое речевое полушарие?

  3. Осуществляет ли оно функцию единства психики у здорового человека?

  4. Является ли асимметрия мозга здоровых людей проявлением (или основой) различных форм мышления?

  5. Почему разные люди выбирают тот или иной когнитивный стиль в разных ситуациях и как это связано с их функциональной асимметрией?

  6. Существуют ли этнические, культурные и образовательные различия в отношении функциональной асимметрии?

Список вопросов также мог бы быть продолжен. На наш взгляд, основной вопрос, обсуждаемый сейчас в литературе хорошо сформулирован в статье под тем же названием "Полушарный баланс: конфронтация или кооперация?" [Sergent, 1982]. Автор отмечает, что большинство гипотез, пытающихся объяснить функциональную асимметрию, фактически исходят из того, что полушария мозга функционируют как “два отдельных мозга”. При этом, одни гипотезы постулируют различие в функционировании полушарий как различие в типе обрабатываемого каждым из них материала (вербальный/зрительно-пространственный) [Milner, 1971]. Другие считают, что различие не в типе материала, а в способности обработки (аналитический/холистический) [Bogen, 1969] и т.д. Все эти гипотезы подразумевают, что информация, полученная одним полушарием, но несовместимая с его спецификой, должна быть тут же переадресована другом полушарию через комиссуры. Т.о., при функционировании одного полушария другое как бы инактивировано. Огромное большинство эмпирических данных интерпритировано в соответствии с подробной логикой. Подробные обзоры можно найти у Московича [Moskovitch, 1979] и Брэшоу и Неттлатона [Bradshaw, Nettleton, 1981].

Между тем, как показывается в тонко поставленных экспериментах [Серджент, 1982], в любой задаче непременно участвуют оба полушария – будь то вербальный тест или зрительный невербальный, будь то аналитический или холистический способ обработки. Любая задача, требующая сенсорного или моторного решения достаточно высокого уровня, непременно вовлекает структуры обоих полушарий – на разных стадиях и для обработки разных (например, низко или высокочастотных) характеристик стимула. Описываемая гипотеза предлагает схему эксперимента для изучения мозговой латерализации как функции нервных механизмов, на основе которых производятся те или иные когнитивные операции. Автор подчеркивает, что тип задания также может играть роль, активизирующую мозговые структуры того или другого полушария (обнаружение, узнавание, идентификация, сравнение и т.д.). По всей видимости, идея зависимости полушарной доминантности от типа задания, стратегии обработки материала сейчас вполне принята [Hellige, Sergent, 1986; Kirsner, Schwartz, 1980; Bradshaw, Nettleton, 1983; Ярлыков, 1984]. Обсуждение состояния проблеммы на данном этапе ее изучения можно также найти в обзорах [Zeidel, 1983; Sperry, 1984; Beaumont et al., 1984; Geschwind, 1984].

В обзорах по функциональной асимметрии мозга подчеркивается, что корковые асимметрии не носят характер собственно сенсорный или моторный. Анатомические и когнитивно-поведенческие данные говорят о том, что кортикальная асимметрия проявляется, главным образом, в тех функциях, которые приобретаются в течение длительного периода в детстве и имеют социальную значимость. Важнейшей из таких функций является язык. Примечательно, что хотя некоторые отделы кортекса асимметричны уже у плода, наиболее значимые отделы кортекса, развивающиеся симметрично справа и слева, - это те, которые требуют для своего созревания наиболее долгого времени [Trevarten, 1984]. Это - наиболее поздние филогенетические приобретения.

Назад    Наверх    Вперед


* По материалам лекций Т.В. Черниговской, читаемых в Санкт-Петербургском Государственном Университете, Европейском Университете в Санкт-Петербурге и Международном Университете Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга.