Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 5 - Локализация мозговых функций

5.3. Современное состояние вопроса

Т.В. Черниговская *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Усилия найти конкретную локализацию высших психических, - в том числе и речевых, - функций в мозгу человека имеют долгую историю. Превалирующие на определенное время парадигмы чередовались в зависимости от состояния научного знания - от узко локализационистских, когда в коре головного мозга находили зоны, обеспечивающие счет в уме или пение, - до динамических, когда оказывалось, что во всех сложных функциях участвует чуть ли не весь мозг. В настоящее время, несмотря на огромный накопленный за эти годы надежный фактический материал, ситуация мало прояснилась и вышеупомянутые парадигмы продолжают сосуществовать или чередоваться.

Разумеется, еще большая неопределенность характеризует по-прежнему наши представления о принципах функционирования головного мозга, несмотря на бесспорные прорывы и открытия ХХ в. и на все нарастающую изощренность техники функционального мозгового картирования.

И все же, основные сведения о мозговой организации сознания и речи могут быть нами использованы в контексте обсуждаемой темы. Прежде всего, это - семиотическая гетерогенность, обеспечиваемая большими полушариями головного мозга, его двойственная природа, возможность дублирования, двоякого прочтения внешней - как, впрочем, и внутренней - информации [Балонов, Деглин, Черниговская, 1985; Черниговская и др., 1984-1997; Davidson and Hugdahl, 1995]. Сама структура мозга уже является основой сосуществования как минимум двух возможных принципов переработки любой (в том числе и речевой) информации - право- и левополушарного, со своей организацией, приоритетами и языком. Важно при этом, что правый и левый мозг - соседи и вечные собеседники, Ego и Alter Ego, находящиеся в постоянном диалоге или полилоге, происходящем, впрочем, на неизвестном нам языке (см. в связи с этим статьи Ю.М. Лотмана, Вяч.Вс. Иванова и нашей группы в Трудах по знаковым системам Ученых записок Тартуского Университета 1980-х гг. [Труды по..., 1983]).

Идея “мозгового диалога” подчеркивалась в разное время и в разных контекстах многими авторами:

  • Л.С. Выготским, утверждавшим, что то, что было некогда диалогом между разными людьми, становится диалогом внутри одного мозга;

  • Вяч.Вс. Ивановым, подчеркивавшим, что человеческий мозг, рассматриваемый обычно как явление биологическое, оказывается как бы обществом в миниатюре;

  • В.С. Библером, описывавшим процесс “внутреннего диалогизма” как столкновение радикально различных логик мышления:

    • “Я” рассудочного и

    • “Я” интуитивного;

  • М.М. Бахтиным, отмечавшим, что событие жизни текста (понимаемого в широком смысле) всегда развивается на рубеже двух сознаний. “Диалогические рубежи, - писал он, - пересекают все поле живого человеческого мышления”.

Ю.М. Лотман, многие годы не перестававший активно развивать идеи диалогизма, прямо проводит параллель между двупролушарной структурой человеческого мозга и культурой, указывая на биполярность как минимальную структуру семиотической организации. Интеллект, по Лотману, возникает тогда, когда есть внутренние неоднородности. Более того, Лотман не без оснований полагает, что в ходе культурного развития внутри индивидуального сознания человека возникают разные психологические “личности” со всеми сложностями коммуникативной связи между ними.

Важнейшим фактором в процессах мышления, как хорошо известно, является рефлексия и попытки эксплицирования когнитивных и лингвистических процедур. Обеспечивается ли эта способность какими-то специфическими отделами мозга?

При анализе полученных нами и другими исследователями экспериментальных данных создается впечатление, что рефлексия - вообще функция левополушарных структур. Похоже, что "Я" и вообще способность выделить себя из мира, как фигуру из фона, (или осознать это) - целиком обеспечивается структурами левого полушария. Возможно, однако, что правое полушарие в этом смысле не менее развито, но обладает другим языком, не переводимым без существенных потерь на обычный язык. Недаром столь проницательный мыслитель как Ю.М. Лотман был так увлечен идеей невозможности перевода правополушарного сознания, подчеркивая несовместимость левополушарной линейности и, соответственно, дискретности, и правополушарной гештальтности, диффузности, расплывчатости, принципиальной метафоричности; языка ассоциаций и аналогий, иносказаний, образов и семиотических мазков, а не пропозиций.

Как только мы пытаемся такой перевод осуществить - рушится оригинал.

Назад    Наверх    Вперед


* По материалам лекций Т.В. Черниговской, читаемых в Санкт-Петербургском Государственном Университете, Европейском Университете в Санкт-Петербурге и Международном Университете Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга.