Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 7 - Асимметрия полушарных функций для языка и речи

7.3. Выполнение больными тестов, исследующих вербальное мышление (окончание)

Т.В. Черниговская *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Различение понятия и денотата

Больным предлагали ответить на ряд вопросов, целью которых было определение того, различают ли они слово, называющее тот или иной предмет или понятие, и сам этот предмет или понятие. Согласно Л.С. Выготскому, логическое мышление, или мышление в научных понятиях, подразумевает осознание условности названий, понимание того, что явление или предмет могут быть названы по-разному. В то же время, например, детскому мышлению свойственно неразличение понятия и его названия. Сходные ответы мы получили при опросе больных в условиях угнетения левого полушария: больные не разделяли слово и денотат, считали невозможным переназывание объектов. Так, на вопрос "Почему солнце называется солнцем" они отвечали: "Потому, что оно светит", "Потому, что яркое" и т.п. На вопрос "Почему хлеб называется хлебом?" отвечали: "Потому, что он вкусный, мягкий". На вопрос, можно ли дать им другие названия, больные отвечали, что нельзя. Те же больные в условиях угнетения правого полушария считали переименование предметов возможным и на вопросы о том, почему тот или иной предмет назван так, а не иначе, отвечали, что можно назвать и иначе просто так решили. Эти данные свидетельствуют о том, что в разные полушария являются субстратами разных форм мышления.

Проведенное исследование речевой деятельности в условиях преходящего угнетения левого правого полушарий мозга показывает, что оба полушария принимают участие во всех описанных видах психической деятельности, но используют при этом принципиально разные ориентиры я выбирают разнонаправленные когнитивные стиля: аналитический, формально-логический, обеспечиваемый, в основном, структурами левого полушария, и эмпирический, конкретный, гештальный, обеспечиваемый, в основном, структурами правого полушария. Более подробно эти данные изложены в работах Т.В. Черниговской и В.Л. Деглина (1984, 1986, 1986). Следует, однако, подчеркнуть, что во всех рассмотренных случаях можно говорить лишь о преимущественном участии структур того или иного полушария в обеспечении какой-либо психической функции: во-первых, потому, что речь не идет о полной инактивации полушария, подвергшегося воздействию и, во-вторых, потому, что при угнетении одного полушария мы никогда не встречаемся с абсолютным предпочтением какого-либо способа обработки информации - наблюдается только большее, хотя и достоверно большее, использование одного из способов.

Вопрос о взаимодействии полушарий в экспериментальных условиях, разбор гипотез и взглядов на функциональную специализацию мозга подробно разобран в ряде обзоров [Вартанян, Черниговская, 1989; Moscovitch, 1979; Bradshaw, Nettlenton, 1983; Sergen, 1982; Sperry, 1984]. В них подчеркивается порочность точек зрения, рассматривающих полушария как два отдельных мозга, и указывается на то, что любая задача, требующая сенсорного или моторного обеспечения на достаточно высоком уровне, непременно предполагаетучастие структур обоих полушарий на той или иной стадии своего решения.

Распространенной является также идея о зависимости полушарной доминантности от типа задания. Следует заметить, что экстраполяция данных, полученных в неврологической и психиатрической клиниках, на функции интактного мозга должна производиться весьма осторожно. Тем не менее, представленные нами данные могут быть полезны в качестве нейропсихологических и диагностических тестов: в первом случае - для определения предпочитаемого данным индивидом когнитивного стиля ("право- или левополушарного"), во-втором - для предварительной оценки возможной стороны поражения при речевых нарушениях центрального характера.

Назад    Наверх    Вперед


* По материалам лекций Т.В. Черниговской, читаемых в Санкт-Петербургском Государственном Университете, Европейском Университете в Санкт-Петербурге и Международном Университете Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга.