Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 8 - Латерализация когнитивных функций

8.2.2. Метафорическое мышление

Т.В. Черниговская *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

"Переносное слово (metaphora)-это несвойственное имя, перенесенное с рода на вид, или с вида на род, или по аналогии" [Аристотель, 1975-1983].

Общеизвестно, что изучение метафор берет свое начало от Аристотеля, указавшего основные ее свойства, и продолжается очень разносторонне вплоть до нашего века - от работ В. Томашевского, В. Жирмунского, Р.О. Якобсона, К. Леви-Стросса, Ю.М. Лотмана и многих в области теории литературы до позднейших лингво- и логико- теоретических и экспериментально-психологических исследований, гораздо менее известных. Как отмечал Р. Биллоу, автор обзора психологической литературы по метафоре, она обычно изучается литературоведением, что естественно, но в первую очередь метафора - психологический феномен. До последнего времени метафора почти полностью игнорировалась как предмет психологического исследования. Отметим - для ввода в проблему - основные направления нелитературоведческих исследований.

Еще S. Ullman указывал, что метафора является примером полисемии, присутствующей во всех языках. Язык без такой полисемии нуждался бы в огромной памяти для гигантского объема слов: каждый возможный объект требовал бы отдельного имени. Поэтому с семантической точки зрения роль метафоры в языке трудно переоценить. P. Whorf отмечал, что метафора влияет как на восприятие явлений языковой культуры, так и на когнитивные процессы в целом. Эта же идея проводится в работах одного из первых исследователей вербального поведения B. Skinnerа: по его мнению, в новой ситуации, которая не может быть выведена и названа, исходя из имеющегося опыта, метафорический путь является единственным эффективным способом поведения. Ряд исследователей постулирует эвристическую и продуктивную ценность метафорики как для науки, так и для искусства, напр. W. Gordon, J. Bruner, A. Koestler, M. McClosky, L. Mackey, R. Dreistadt.

Обобщая эти соображения можно вновь обратится к B. Skinnerу, подчеркивающему, что эмпирической основой метафорики является постоянный и непременный контроль языка над вновь открытыми свойствами или явлениями мира. Перенос значений с известного на неизвестное (описываемое), установление подобий, вероятно, является для человека естественной мыслительной операцией, одним из способов усвоения новой информации. В связи с пониманием метафоры как "орудия" мышления очень интересны данные, полученные при изучении мышления больных с мозговыми нарушениями, в том числе больных шизофренией напр.: [Muncie, 1937; Goldstein, 1948; Blenler, 1950; Jakobson, 1957; Arieti, 1955; Cameron; Searles, 1962; Chapman et al., 1964; Pavy, 1968].

Несомненную ценность имеют исследования способности к восприятию и употреблению (порождению) метафор у детей разных возрастов. Основным выводом этих работ является установление строгой зависимости адекватного понимания метафорических конструкций от возраста (не ранее 11 лет), четкая корреляция способности к формально-операционному мышлению (в смысле J. Piaget), растущих пропорционально с возрастом. По J. Piaget, исследовавшему понимание детьми пословиц, невозможность такового до определенного возраста объясняется синкретическим характером мышления и незрелостью соответствующих когнитивных механизмов, оформление которых и начинается примерно в 11 лет. Среди работ этого направления можно назвать следующих авторов: S. Arsh, H. Nerlove, R. Billow, H. Gardner, S. Ervin, G. Foster, R. Klorman, I. Chapman, J. Piaget, M. Pollio, C. Richardson, J. Church.

Интересен круг исследований, основывающийся на психоаналитической точке зрения, согласно которой гипотетической базой метафорического переноса является проявление (вскрытие) прошлых, забытых переживаний, причем переживаний, относящихся к психофизической сфере (Sharp).Психоаналитики, таким образом, постулируют подсознательную основу метафорического мышления. Сходные идеи высказывались и К. Леви-Строссом [Леви-Стросс, 1983]. Следует отметить, что хотя известно мало эмпирических проверок данной гипотезы, накоплен большой клинический материал, иллюстрирующий эту идею [Aleksandrovicz, 1962; Cain, Maupin, 1961; Caruth, Ekstein, 1966; Jones, 1950; Ehrenwald, 1966; Fine, Polio, Simpkinson, 1973; Laffal, 1965; Searles, 1962].

Существует также большая теоретическая литература, исследующая принципы построения метафор, попытки выяснения свойств метафор, определяющих их качество, понятность и др. Среди занимающихся этими аспектами ученых можно выделить: J. Fodor, T. Bever, M. Garrett, J. Katz, I. Richards, T. Reinhart, R. Tourangeau, R.J. Sternberg, A. Tversky, T. Van Dijk, Percy, P. Ziff.

В целом, упомянутая выше литература свидетельствует о том, что метафора, несомненно является важным объектом изучения одного из типов мышления. Исследований понимания метафор в условиях изолированного функционирования левого и правого полушарий мозга, насколько нам известно не проводилось.

Назад    Наверх    Вперед


* По материалам лекций Т.В. Черниговской, читаемых в Санкт-Петербургском Государственном Университете, Европейском Университете в Санкт-Петербурге и Международном Университете Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга.