Проект дистанционного обучения нейролингвистике

Глава 8 - Латерализация когнитивных функций

8.4. Решение силлогистических задач левым и правым полушариями мозга

Черниговская Т.В., Деглин В.Л. *

Назад    Наверх    Вперед


Введение

Содержание

Глоссарий

Библиография

Разработчики

Исследование проведено в тех же условиях, что и в описанной выше серии экспериментов, т.е. в контроле, после левосторонних и правосторонних процедур. Каждому испытуемому предъявлялись поочередно 10 карточек с напечатанными на них силлогистическими задачами, представлявшими собой комплекс из двух посылок - большой и малой - и вопроса:

Во всех реках, где ставят сети водится рыба.
На реке Нева ставят сети.
Водится в Неве рыба или нет?

У каждого государства есть флаг.
Замбия - государство.
Есть у Замбии флаг или нет?

Таня и Оля всегда вместе пьют чай.
Таня пьет чай в 3 часа дня.
Пьет ли Оля чай, когда время 3 часа?

Все драгоценные металлы не ржавеют.
Молибден - драгоценный металл.
Ржавеет молибден или нет?

Каждый художник умеет нарисовать зайца.
Дюрер - художник.
Умеет Дюрер нарисовать зайца или нет?

У всех квадратов стороны одинаковые.
Девочка нарисовала на доске квадрат.
У этого квадрата стороны одинаковые или нет?

Летом на широте Ленинграда белые ночи.
Город Приморск находится на этой широте.
Летом в Приморске белые ночи или нет?

Все числа, которые кончаются на 5, делятся на 5 без остатка.
Число 705 кончается на 5.
Делится число 705 на 5 без остатка или нет?

На всех больших улицах стоят светофоры.
Улица Дыбенко - большая.
Есть на улице Дыбенко светофоры или нет?

Все млекопитающие кормят своих детей молоком.
Кенгуру - млекопитающее.
Кормит кенгуру своих детей молоком или нет?


Помимо ответа на вопрос задачи, испытуемого просили объяснить, на основании чего был сделан соответствующий вывод. Из этого мы заключили, как именно решалась данная задача: как силлогизм, когда вывод делается на основании сопоставления большой и малой посылок (теоретический способ), или исходя из жизненного опыта (или его отсутствия: "не знаю никакого молибдена"), - эмпирически. Как можно видеть, набор задач представлял собой два типа силлогизмов: "абстрактные", не подразумевавшие наличия эмпирических знаний (N 2, 4, 5, 6, 10), и "конкретные", где для ответа на вопрос может быть привлечен жизненный опыт (N 1, 3, 7, 8, 9).

Из представленных в таблице 3 результатов видно, что левое полушарие в 95% случаев подходит к решению силлогизмов теоретически, в 5% - эмпирически. Силлогизмы решаются быстро и четко, исходя именно из текста задач, что многими специально оговаривается, часто с однозначной мотивировкой: "Если здесь написано, что каждый художник умеет нарисовать зайца, а Дюрер - художник, значит он умеет нарисовать зайца". Правое полушарие подходит к решению силлогизмов иначе. Из таблицы видно, что оно лишь в 69% случаев делает это теоретически, 31% ответов - эмпирические. Отличия в выборе принципа решения правым и левым полушариями статически достоверны. Важно подчеркнуть также разницу вербального поведения испытуемых с активным левым или правым полушариями: степень уверенности, скорость ответа - мгновенно и уверено левым полушарием и медленно и с сомнениями - правым. Например, одна больная с высшим техническим образованием, прекрасно решавшая все левым полушарием, засомневались вдруг - правым - равны ли стороны у квадрата.

Интересно сопоставить в этой связи несколько ответов одних и тех же испытуемых в условиях функционирования правых и левых полушарий. Левым: "Дюрер умеет нарисовать портрет матери очень хорошо, умеет и зайца, потому что художник, я его знаю". Правым, та же больная: "Дюрер? Умеет, наверно... (неуверенно) Не припомню". (На вопрос, знает ли такого художника): "Слышала, кажется, не уверена". Другая больная, левым: "Дюрер умеет". Правым: "А что такое Дюрер? Не знаю, умеет ли". Другой больной, левым (после прочтения большой посылки силлогизма с числами): "Да, я тоже так думаю", (после всего силлогизма): "Да, конечно, делится". Он же, правым, после прочтения большой посылки: "Ха! Не верю!". После прочтения малой: "Правильно! Я тоже так думаю". После всего силлогизма: "Не могу, я не знаю, что такое "без остатка""(больной учится в техническом вузе). Еще один больной, левым: "Да, в Приморске белые ночи, раз на той же широте". Он же правым: "Все равно не знаю, какие там ночи, кто его знает, где этот Приморск... "


Еще более показательна произведенная нами раздельная обработка понимания "абстрактных" и "конкретных" силлогизмов. Как видно из таблицы, левое полушарие абстрактные силлогизмы в 100% случаев решает без привлечения жизненного опыта, т.е. теоретически. Правое полушарие такие силлогизмы решает только в 87% случаев теоретически, а в 13% - что исключает случайность ошибок - пытается решить их эмпирически. ("Кто его знает, этот квадрат, какие у него стороны?". "Должен быть у Замбии флаг, хотя это Африка", "Наверно, сумел бы Дюрер нарисовать зайца, если б захотел, одаренному человеку не так трудно нарисовать зайца" и т.п.)

При решении конкретных силлогизмов левое полушарие в 90% случаев пользуется теоретическим способом решения, а в 10% - эмпирическим ("Не пьет Оля чай, потому что чай надо пить с утра, в 3 часа уже вся работа кончается", "Водится в Неве рыба, раз ставят сети, но несъедобная рыба, съедобная рыба не может быть в Неве: там много машинного масла" и т.п.).

Совершенно иначе подходит к решению конкретных силлогизмов правое полушарие. Почти в половине случаев - 48% - оно использует эмпирический подход. Примеров можно было бы приводить очень много, обратим внимание только на некоторые. Так, в соответствующем силлогизме большинство испытуемых начинает реально - часто письменно - делить 705 на 5. Заметим, что те же люди прекрасно "доверяли" посылкам силлогизма в условиях функционирования левого полушария. Почти все на вопрос, водится ли в Неве рыба, отвечают правым полушарием: "Да, водится, я сам ловил (жарил, ел)". В других силлогизмах отвечают, например: "А где этот Приморск?" "А белые ночи - это по долготе или по широте?", "Нет не знаю ни Тани, ни Оли, кто их знает, пьют они чай или нет..."

Результаты исследований способности решения силлогистических задач в контрольном состоянии, когда функционируют оба полушария, свидетельствуют о сходстве вербального поведения с таковыми при активном левом полушарии.

Итак, из вышесказанного следует, что левое и правое полушария мозга в решении силлогистических задач пользуются совершенно разными стратегиями: левое полушарие склонно использовать теоретический подход, правое - эмпирический. Кроме того, важно подчеркнуть, что использование того или иного подхода определяется еще и типом силлогизма, т.е., в известном смысле, видом деятельности (вспомним упоминавшиеся выше межкультурные исследования) . Все это дает, как нам кажется, основания говорить о том, что идеи Выготского о двух основных типах мышления - "комплексном" и "научном" - получают экспериментальное обоснование: выделяемые им типы мышления оказываются связанными с определенными мозговыми структурами. В то же время спор между сторонниками идей Выготского и идей Пиаже этими данными, пожалуй, нейтрализуется, т.к., с одной стороны, такая дихотомия заложена в самом мозгу, стало быть, имеет природу биологическую, а с другой стороны, использование того или иного типа мышления определяется видом вербальной деятельности и, стало быть, имеет культурную детерминированность. По всей видимости, мозг как таковой имеет ряд потенций, а реализация той или иной из них и мера этой реализации принадлежит к сфере культурно-исторической. В этой связи следует вспомнить идеи Л.С. Выготского и позже А.Р. Лурия, согласно которым соответствующие функциональные структуры мозга формируются прижизненно под воздействием культуры.

Подводя итог, выделим те общие принципы, которые определяют вербально мыслительные способности правого и левого полушарий при решении задач на понимание метафор (идиом) и силлогизмов.

 Правое полушарие - возможный носитель метафорического (архаического, мифологического, "комплексного") сознания - помнит идиомы и необходимо участвует в дешифровке метафор, пользуясь при этом не поэлементным, лингвистическим анализом, а целостным, комплексным, гештальным восприятием.

(Это, вероятно, ответ на вопрос, которым заканчивается уже упоминавшийся обзор психологической литературы по метафоре: является ли метафора примером образного мышления, или лингвистические элементы в ней превалируют?). Те же черты правое полушарие проявляет и при решении силлогизмов: строго говоря, силлогизмов оно и не решает, а пытается создать на предложенную тему свою модель, питаемую накопленным жизненным опытом.

Правому полушарию важнее вспомнить, есть ли в Неве рыба и как она ловилась, и выяснить практически, делится ли 705 на 5, нежели довериться ненадежным для него заявлениям о том, что неизвестный ему (и более того, не драгоценный металл) молибден, как и все драгоценные металлы, не ржавеет. Все это ассоциируется с идеями А.Я. Гуревича об архаическом сознании - цикличным, заполненным конкретными событиями времени (а не времени вообще), о его абсолютном предпочтении старого, известного, проверенного и отсутствии всякого интереса к "новому, априорному, существующему вне и до опыта". Для такого правополушарного сознания важно лишь то, что существует "в самом опыте и составляет его неотъемлемую часть, которую невозможно выделить из жизненной ткани" [Гуревич, 1972, с.51].

 Иной мир левого полушария - носителя "научного мышления", новой информации, формальной логики.

Одно, без правого полушария, оно не помнит идиом и, хотя пытается, но почти не может дешифровать метафоры, т.к. для этого одного структурирования недостаточно. Зато с чисто логической задачей решения силлогизмов оно справляется блестяще - ему вполне хватает известной (выученной) схемы решения, оно и не пытается проверить "так ли", вспомнить свой опыт. Оно формально и ориентированно на восприятие не просто новой, но и рационально поданной информации.

В своем крайнем проявлении оно занимается схоластикой, "игрой в бисер".

Таким образом, гетерогенность мышления определяется функциональной специализацией полушарий мозга человека. Правополушарное мышление ни в коей мере нельзя считать неполноценным или второстепенным (как это до сих пор принято). Настолько же неправомерно сейчас было бы утверждение отсталости, неразвитости традиционального и детского мышления. Не в меньшей мере, если не в большей, чем левополушарное, оно является участником творческого процесса, и в обсуждаемой антитезе его сфера - поэзия.

Назад    Наверх    Вперед


* Т.В. Черниговская, В.Л.Деглин. Метафорическое и силлогистическое мышление как проявление функциональной асимметрии мозга // Ученые записки Тартуского Университета, Труды по знаковым системам, - Тарту, 1986, в. 19, 68-84.